meet and marry russian women contador de visitas счетчик посещений

Власть предлагает нескольких «маленьких Навальных» вместо одного большого

%d0%a8%d1%83%d0%bb%d1%8c%d0%bc%d0%b0%d0%bd_%d0%95%d0%ba%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%bd%d0%b0_%d1%86%d0%b2

Так вот, Грудинин — это такой «Навальный для левых». Собчак — это Навальный для тех, кто против всех, всем недоволен. Смотрите: у вас тоже есть такой кандидат, проголосовав за которого, вы можете продемонстрировать свое универсальное недовольство всем. Даже Титов — это тоже совсем маленький кусочек Навального — тот, который против административных барьеров, бюрократии, за предпринимателей и за свободу бизнеса. Конечно, такие люди, которых интересует свобода бизнеса и снятие административных барьеров и будут на этом основании поддерживать Титова. Мало, но тем не менее.

http://worldcrisis.ru/pictures/2906521/source.jpg

Добрый слушатель написал мне личное сообщение, советуя наливать чай в молоко, а не молоко в чай. Довольно значительный пласт британской литературы посвящен обсуждению этого вопроса. Это их аналог спора «остроконечников» и «тупоконечников», а также ежегодного российского спора о том, что именно класть в салат «Оливье».

Не так ли и с избирательной кампанией? Не так, но в чем-то тоже похоже. Нет, избирательная кампания похожа больше всего на салат «Оливье». Хотела сказать о ней несколько слов, потому что там булькает что-то интересное.

В чем базовая проблема избирательной кампании? Базовая проблема в том, что ею никто не интересуется: результат предрешен, всем всё понятно, всем всё скучно. Граждане не понимают, зачем участвовать в том, что и без них отлично состоится.

Управленческая машина, конечно, хочет показать себя с наилучшей стороны, потому что для нее выборная кампания — это «фестиваль высоких достижений». Но они тоже начинают думать о завтрашнем дне, о транзите, о том, как своего не лишиться, а чужое приобрести на новом политическом этапе.

Поэтому в выборах участвовать особенно никто не хочет, даже сами «альтернативные баллотирующиеся кандидаты», — их пришлось сложно покупать для того, чтобы они вообще согласились регистрироваться. Поэтому, с одной стороны, надо было внести хоть какую-то динамику во весь этот процесс.

С другой стороны, если внесешь слишком много динамики, то этот сложнонаведенный морок предсказуемости может и развеяться. Поэтому базовый сценарий «Путин и старцы», то есть действующий президент и вечнобаллотирующиеся кандидаты от так называемых системных — они же парламентские — партий, признан совсем никуда не годящимся, потому что на это вообще никто не придет ни посмотреть, ни обратить внимание, не говоря уж о том, чтобы поучаствовать. Кроме того, сами «старцы» стали демонстрировать большую неохоту баллотироваться.

https://icdn.lenta.ru/images/2016/06/17/19/20160617190107981/pic_2e5d9cfb7ad2fec61834babb6d36aabf.jpg

Поэтому что мы имеем интересного сейчас? Мы имеем интересного нового кандидата от КПРФ — Павла Грудинина, директора подмосковного «Совхоза имени Ленина» известного своей клубникой и яблоками. Надо признать, это был довольно оригинальный ход со стороны КПРФ, потому что в чем проблема?

Проблема КПРФ такая же, как со всеми нашими искусственно организованными партиями: там есть один лидер, который сидит 25 лет подряд, сторожит свою «делянку», не дает ей ни особенно расширяться, ни особенно сужаться, за это имеет многочисленные административные привилегии и помощь в борьбе с любыми раскольниками и вообще претендентами, которые заведутся у него внутри. Так они и жили долгие десятилетия, всё было хорошо.

Теперь все эти люди очень сильно состарились. Поэтому, например, поставьте себя на место Геннадия Андреевича Зюганова: вот идет он на выборы, предположим. Он старенький, действительно, особенно много не набаллотирует. Если он, например, займет третье место, уступит второе Жириновскому, то его собственная партия его сожрет, потому что он устроил им провальный результат.

Если он хитрым маневром выдвигает некоего нового кандидата, который при этом не укоренен внутри партийного аппарата (они же все живут внутри этой страшной машины, которую они сами выстроили, но которая готова их в любой момент скушать — и к верховной власти это тоже относится), если он приводит альтернативного кандидата (который не изнутри, а как бы немного снаружи, он ведь даже не член партии, этот самый Грудинин, он такой «сочувствующий» коммунист, «красный директор», «красный председатель»), если он наберет мало, то это не Зюганов виноват, а просто кандидат молодой и неопытный.

А если он наберет много, то это Зюганов молодец, и тогда он сможет осуществить мечту всякого руководителя, сидящего дольше, чем ему положено от природы — передачу власти на своих условиях.

https://i0.wp.com/itpresident.info/wp-content/uploads/2017/12/Grudinin-i-Zyuganov.jpg?w=640&ssl=1

У него же тоже есть дети, внуки, своя клиентелла, ему нужно всё это каким-то образом провести через сложный этап транзита. Опять же, в миниатюре — то же самое, что происходит и на федеральном уровне. Так вот, теперь мы имеем нового кандидата-коммуниста, что, по крайней мере, раньше не встречалось. Уже какая-то новизна.

Мы также имеем кандидата Ксению Собчак, которую продолжают показывать по федеральным каналам, что считается в публике признаком большого сговора. Ну и пускай, сговора и сговора, — зато оживляет эфир.

Мы имеем кандидата Титова, который как раз понятно, зачем нужен, но баллотируется типа от бизнеса. Титов — это омбудсмен по защите прав предпринимателей (если кто не знает, а многие не знают и знать не хотят).

Возникает, конечно, ощущение, что все эти кандидаты — это как бы маленькие «навальные», то есть каждый из них должен представлять кусок Навального в обезвреженном, дезинфицированном виде.

Кандидат от КПРФ — это «Навальный для социальноориентированного электората», то есть для того, кого интересует левая повестка. А, между нами говоря, левая повестка интересует очень большое количество народа. Одна из основных неудовлетворенных потребностей на нашем политическом рынке — в левой партии. Собственно говоря, почему КПРФ так сильно сторожит свою «делянку»? Потому что на их месте должна быть настоящая левая партия, которая получала бы гораздо больше.

Кстати, еще одна причина, по которой Зюганову было невыгодно выставлять самого себя — электоральный запрос «хочу умереть спокойно, а больше ничего не хочу» с тем же успехом удовлетворяет и действующий президент. Те, кто жаждет стабильности, лучше проголосуют за него, чем за КПРФ.

А новый левый запрос он удовлетворить не может, потому что он слишком давно на сцене и уже не знает, как это называется по-английски: you can’t teach an old dog new tricks — «старую собаку новым фокусам не научишь». А тут вроде как новая собака.

Так вот, Грудинин — это такой «Навальный для левых».

Собчак — это Навальный для тех, кто против всех, всем недоволен. Смотрите: у вас тоже есть такой кандидат, проголосовав за которого, вы можете продемонстрировать свое универсальное недовольство всем.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=9d3f1ff6e0e2f156977d3ad77950abe9-16-16f-16161&n=33&h=190&w=339

Даже Титов — это тоже совсем маленький кусочек Навального — тот, который против административных барьеров, бюрократии, за предпринимателей и за свободу бизнеса. Конечно, такие люди, которых интересует свобода бизнеса и снятие административных барьеров и будут на этом основании поддерживать Титова. Мало, но тем не менее.

https://og.ru/sites/default/files/uploads/news/119_532.jpg

То есть получается, что большая agenda, большая повестка Навального, разделяется на много маленьких медвежат, и каждый из этих маленьких медвежат имеет возможность баллотироваться и даже высказываться в федеральном эфире.

Посмотрим, как этого Грудинина будут показывать, потому что это, еще раз повторю, довольно любопытно. Он, конечно, человек неопытный, но, кажется, уже выступал и даже произвел впечатление своей безыскусностью и простотой.

Есть такой специфический модус баллотирующегося политика — рубящий правду-матку: «я человек простой, но я скажу». Это довольно хитро играется, требует большого искусства, но, тем не менее, есть люди, которые это могут. Это пользуется успехом.

(Кстати, в некотором роде Трамп тоже в этом же модусе выступал: «я не политик, я вот такой вот от сохи» — от какой сохи, непонятно, но вот от сохи, «сейчас я вам тут всю истину открою»).

Что из этого всего следует? Сам Навальный при этом проводит собрание, сдал документы в ЦИК, 20 регионов тоже провели собрания и тоже будут сдавать документы в ЦИК. <Колонка была записана до подачи документов и отказа в регистрации — The Insider> Это хитрый юридический прием. Цель его в том, что отказывать придется каждой группе по отдельности (если я правильно понимаю процедуру). Но пока у него приняли документы, у него у самого и будут проверять.

Правовая ситуация сама по себе отличается двусмысленностью, даже если смотреть изнутри нашего законодательства, потому что есть приговор ему, отмененный ЕСПЧ, есть повторный приговор, как бы подтверждение предыдущего, от российского суда, есть разъяснение Верховного суда о том, что кандидат не обязан уведомлять о своей судимости, если она у него была и прошла.

А тут непонятно, прошла она у него или не прошла, потому что один приговор отменен, а другой вроде как не другой, а тот же самый, но подтвержденный. Является ли это новым приговором или старым — в общем, тут можно, как выражаются анонимные Telegram-каналы, «подвесить интригу».

То есть в регистрацию его я по-прежнему не верю — это слишком высокий риск для системы, она на такое не пойдет. Она готова на маленькие риски, но на большие риски не готова. Поэтому, конечно, какой-то особой увлекательности в этой избирательной кампании мы не дождемся.

http://www.dw.com/image/40870806_303.jpg

Но почему это всё интересно, почему за этим стоит следить? Это такие ростки, я бы сказала, набухающие почки будущих политических сюжетов. Даже в своем нынешнем состоянии система вынуждена реагировать на общественный запрос, как она его смутно понимает, то есть она что-то там чует, что вот что-то надо, хоть какую-то новизну изобразить.

Пока это всё, конечно, только изображение, имитация новизны, но это имитация по тем линиям, по которым пойдет, в принципе, свободное развитие.

Потому что, еще раз повторю, — левый запрос есть.

Запрос на репрезентацию интересов городского населения — то, что в некотором пародийном виде демонстрирует Собчак — тоже есть.

На антибюрократическую повестку — за свободу и отсутствие барьеров и за дерегуляцию некоторую (опять же, кстати, Трамп,): программа one in two out — одно регулирование если вводим, то два сразу отменяем, вот у него были такие, среди его обещаний построить стену и прочих глупостей, чуть менее безумные вещи, которые даже понравились, насколько я понимаю, тамошнему бизнес-сообществу.

Это всё — реальные потребности, не находящие удовлетворения. Естественно, что есть действующий президент, который должен удовлетворять всем потребностям сразу и рассказывать всем ровно то, что они хотят слышать. Но это, скажем так, предложение стабильности с небольшими элементами развития.

Насколько, кстати, есть потребность в элементах развития, и насколько она начинает перевешивать потребность в стабильности, показывает нам в том числе и само поведение основного кандидата: когда он приехал на съезд «Единой России», одну произнес речь короткую, консервативную, а потом подумал-подумал, вышел второй раз и произнёс что-то уже более прогрессистское, не побоюсь этого слова.

http://sbio.info/datas/thumbs/200x200/2-6281.jpg

Общественные потребности невозможно не слышать, даже если ты глухая, слепая, забюрократизированная и загерметизированная от внешнего мира бюрократическая система.

Источник: World Crisis

Автор: Екатерина Шульман
Оценить:
Vote_up +1 Vote_down 0

Добавление комментария

captcha
Введите символы с картинки

Добавление ответа

Жалоба на комментарий