meet and marry russian women contador de visitas счетчик посещений

Мы ждем перемен. Есть ли в России массовый спрос на изменения?

%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%b5%d0%bd_%d1%82%d1%80%d0%b5%d0%b1%d1%83%d1%8e%d1%82_%d1%81%d0%b5%d1%80%d1%80%d0%b4%d1%86%d0%b0-%d0%ba%d1%83%d0%bb%d0%b0%d0%ba

Состояние современного российского общества часто сравнивают с брежневским застоем. Социальные ожидания в таких системах, как правило, низкие. И тем не менее ждут ли россияне перемен? Общероссийский опрос, а также групповые дискуссии в столице, проведенные Московским Центром Карнеги и «Левада-Центром», были посвящены поиску ответа на этот вопрос.

http://www.sobaka.ru/images/post/00/05/23/56/_rotator.jpg

Основные выводы

  • В нашем опросе в августе 2017 года мнения сторонников перемен разделились поровну: 42 % россиян выступают за решительные и полномасштабные перемены, еще 41 % высказался за незначительные изменения и постепенное улучшение текущей ситуации.

  • На радикальных реформах, как правило, настаивают малоимущие слои населения. Продвинутые социальные страты в большей степени хотели бы постепенных изменений. Молодежь до 25 лет — это та возрастная группа, которая в наименьшей степени стремится к решительным переменам.

  • Четких представлений о том, какие конкретные шаги необходимы для улучшения ситуации, у большинства населения нет. В обществе доминируют самые общие пожелания: чтобы уровень жизни и ее качество были повышены. Отсутствие широкой публичной дискуссии и информации о программах изменений затрудняют формирование этих представлений.

  • Наиболее содержательные представления о смысле и направлении реформ — у москвичей. В целом же в ответах обнаруживается довольно слабая дифференциация: позиции респондентов из разных социальных и возрастных групп различаются, но незначительно. Слой продвинутых граждан, способных осмысленно и содержательно высказываться о направлении преобразований, намного тоньше, чем принято считать.

  • За постоянно ведущимися в обществе разговорами о необходимости увеличения государственных выплат, о важности государственного регулирования, контроля над ценами и проч. стоят не только патерналистские настроения, характерные даже для значительной части продвинутой публики. Эти разговоры являются показателем неудовлетворенности текущим положением вещей при полном непонимании того, куда двигаться дальше.

  • Мнения о том, что настала пора переключить внимание с внешней политики на внутреннюю, в последние год-полтора все настойчивее начинают звучать в ходе групповых дискуссий. Об этом же говорили продвинутые москвичи в ходе обсуждений в фокус-группах, организованных в рамках данного проекта.

  • Жители Москвы отмечают необходимость не только развития социальной сферы, но и проведения судебной реформы; одна треть считает существенным улучшение качества государственных услуг и поддержку предпринимательства (что тоже в два раза превышает среднероссийские показатели). Наконец, каждый пятый в московской подвыборке отметил необходимость обеспечения честных и свободных выборов.

  • Как показывают проведенные нами групповые дискуссии и что косвенно подтверждается результатами массового опроса, в продвинутых слоях есть робкое понимание необходимости политических реформ. Участники фокус-групп, относящие себя к либералам, говорили и о «сменяемости власти», и о «независимости судов», и о «неприкосновенности частной собственности», однако стройного представления о плане реформ нет и здесь. По мнению наших респондентов, придерживающихся самых разных взглядов, успех реформ заключается прежде всего в укреплении, собирании и приращении государства, увеличении военной мощи.

  • Хотя участники московских групповых дискуссий отмечают неспособность и нежелание Путина начинать реформы, количественное исследование показывает, что в силу политической безальтернативности президент оценивается респондентами как фигура, которая способна предложить и начать реформы. Так считают 25 % опрошенных.

  • Есть и иные персонажи, которые, как полагают участники количественного опроса, могут предложить план реформ. Но это фактически тот же набор имен, что встречается в ответах на просьбу «Назовите пять-шесть политиков, которым вы больше всего доверяете». Следом за ними идет Алексей Навальный. Хотя в опросе его показатели в среднем не так уж и высоки, с ним все-таки связываются надежды на реформы.

http://pimg.mycdn.me/getImage?disableStub=true&type=VIDEO_S_720&url=http%3A%2F%2Fvdp.mycdn.me%2FgetImage%3Fid%3D457110717875%26idx%3D30%26thumbType%3D47%26f%3D1%26i%3D1&signatureToken=yUppI0_F0TUcTqjIyG1Mhg

  • Вопреки общепринятым представлениям о полной дискредитации выборов, главный инструмент перемен в глазах респондентов — голосование «на выборах за партии/кандидатов, предлагающих близкий вам план преобразований». Такой способ выбрали 43 % опрошенных в силу его легитимности и так и не утраченной за годы фальсификаций ценности. Причем этот путь выбирает самая продвинутая публика.

  • Материалы групповых дискуссий позволяют уточнить отношение продвинутых граждан к гражданским инициативам. Респонденты сходятся в том, что на местном и муниципальном уровне люди действительно могут повлиять на происходящее.

Подробнее с отчётом можно ознакомиться здесь: http://carnegie.ru/2017/12/05/ru-pub-74906

Источник: Московский Центр Карнеги

Автор: Андрей Колесников, Денис Волков
Оценить:
Vote_up +1 Vote_down 0

Добавление комментария

captcha
Введите символы с картинки

Добавление ответа

Жалоба на комментарий