meet and marry russian women contador de visitas счетчик посещений

Форум > Дзержинск > Политика

Vote_up 0 Vote_down 0

Дзержинск: уроки демократии. Часть 6. Тревожный август 1991-го

%d0%a1%d0%be%d0%bf%d0%b8%d0%bd-2

Часть 5 смотрите здесь...

Утром 19 августа 1991 года Советский Союз просыпался под танец «Маленьких лебедей» из балета П.И.Чайковского «Лебединое озеро».

Бывают ситуации, когда человек принимает решение в доли секунды.

Так было и со мной в то утро. Прослушав сообщение о создании ГК ЧП, понял, что буду делать, придя на работу.

Б.Крыжков находился в очередном отпуске, и я оставался на городском хозяйстве, поэтому ответственность за принимаемые решения ложилась на мои плечи. Первым делом назначил заседание президиума городского Совета и подготовил проект решения президиума.

http://file-rf.ru/uploads/original/position/122012/001279dcf8108af90946d7b4cd60d5e39eba136e.jpg

Параллельно ГК КПСС, как потом выяснилось, назначил Пленум горкома партии. Причём, на него были приглашены не все члены ГК КПСС. Не был приглашён и я. Думаю, что состав участников Пленума предполагал принятие решение о поддержке ГКЧП, но официально это не было сделано. Кстати, о признании ГКЧП официально не заявило и партийно-советское руководство Горьковской области.

В 15 часов началось заседание президиума городского Совета народных депутатов. Я ознакомил членов президиума с подготовленным проектом решения. Обсуждение было достаточно бурным, и вызвано оно было не самим текстом предлагаемого решения, а касалось оценки депутатами попытки государственного переворота. Подавляющее большинство членов президиума не поверило в болезнь М.Горбачёва и высказалось в поддержку Президента РСФСР Б.Ельцина.

Особую позицию занял А.Пилюгин, короткое интервью с которым было опубликовано в газете «Дзержинец». Свою точку зрения он изложил так: «В связи с тем, что в нашем государстве сейчас действительно назрел кризис политической, экономической и правовой жизни, считаю, что введение чрезвычайного положения в отдельных местностях страны – мера вынужденная и необходимая. Думаю, что создание государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР должно способствовать стабилизации нынешней ситуации. Политика Горбачёва и Ельцина объективно вела к развалу страны и к гражданской войне, чего никак нельзя допустить».

В итоге обсуждения большинством голосов членов президиума было принято решение, которое в тот же день я зачитал по городскому радио:

http://www.1dzer.ru/system/photos/imgs/000/001/126/to_show/1.jpg?1412870132

Это наше решение сыграло положительную роль в стабилизации положения в городе, успокоило жителей, о чём они говорили, звоня в городской Совет и в письмах в газету «Дзержинец».

Мы приняли также решение о созыве 20 августа 1991 года внеочередной сессии городского Совета.

Все объекты жизнеобеспечения города были взяты под усиленную охрану силами УВД Дзержинского горисполкома.

Впереди были тревожные дни…

В течение всех первых суток с начала государственного переворота со мной в здании Городского Совета находились руководители силовых структур В.Синячкин (УВД) и Е.Тюленев (КГБ).

http://www.1dzer.ru/system/photos/imgs/000/001/122/to_show/2.jpg?1412869980

Обращение сотрудников НИИК

Обстановка нагнеталась и всевозможными паническими слухами, самым распространённым из которых был: «К городу движутся танки!». Полностью исключать это было нельзя, и поэтому когда слухи усилились, в ночь с 19-го на 20-е августа ,примерно в три часа ночи, я на своей служебной машине с водителем А.Карповым поехал сначала в сторону г.Горького, а, поняв, что никаких танков и войск, движущихся по направлению к Дзержинску, нет, развернулся и поехал в сторону Москвы.

Доехали мы примерно до п.Мячково. Всё спокойно оказалось и в этом направлении. Вернулись в Дзержинск.

Не случайно пишу об этом, поскольку впоследствии появились публикации, в которых люди, далёкие от событий августа 1991 года, всерьёз писали о танках, которые якобы двигались по направлению к г.Дзержинску.

Полная чушь!

Всю ночь я провёл на своём рабочем месте. Мы организовали тиражирование Указа Президента РСФСР № 59, обращения российского руководства, обращения народного депутата РСФСР М.Сеславинского, обращения координационного Совета движения «Демократическая Россия».

С 4.30 утра эти материалы силами активистов движения «Демократическая Россия» начали распространять в городе. Вообще, роль активистов «Демократической России», а также городского Клуба избирателей, в становлении демократии в Дзержинске велика. При их активной поддержке получили развитие демократические институты в городе, при их активной поддержке одержали победы на выборах народного депутата СССР Б.Крыжков, а на выборах народного депутата РСФСР М.Сеславинский. Эти же активисты в ночь с 19-го на 20-е августа 1991 года подняли на флагштоке перед зданием горсовета российский триколор.

Б.Крыжков срочно вернулся из отпуска 20 августа 1991 года. Мы с ним встретились утром в моём кабинете. Там же находился А.Измайлов. Борис Васильевич в разговоре высказал сомнение в правильности принятого накануне президиумом решения. Тогда же Б.Крыжков ,уточняя свою точку зрения, рассуждал о ней с трёх позиций: как председатель городского Совета, как народный депутат СССР, и просто как человек, житель города Дзержинска. Эту же позицию он высказал в интервью газете «Дзержинец», которое было опубликовано 22 августа 1991 года, и в выступлении на радио.

В какой-то момент Александр Михайлович не выдержал и очень эмоционально высказал своё неудовольствие Б.Крыжкову: «Задумайся над тем, что я всегда был на твоей стороне, а сейчас нет!».

20 августа 1991 года в 11.00 состоялось ещё одно заседание президиума городского Совета, на котором была подтверждена необходимость выхода на чрезвычайную сессию городского Совета с решением, принятым президиумом 19 августа 1991 года. На этом заседании президиума Б.Крыжков повторил высказанную им на нашей утренней встрече позицию, и предложил внести некоторые поправки в принятое нами 19 августа решение президиума городского Совета. При голосовании большинством голосов решение от 19 августа 1991 года осталось в силе.

В тот же день в 12.00 собралась чрезвычайная сессия городского Совета народных депутатов, которой впоследствии ввиду отсутствия кворума был придан статус совещания.

В адрес депутатов поступила телеграмма от М.Сеславинского.

Дискуссия была жаркой. В ряде выступлений депутатов-коммунистов звучало: «Мы уже давно говорим, что политика Горбачёва ведёт к резкому ухудшению экономической и политической ситуации в стране. Его надо убирать!».

На сессию были приглашены представители дзержинского военного гарнизона. Им депутатами был задан вопрос: «Если последует приказ стрелять в народ, то как вы поступите?». Последовал ответ: «Выполним приказ».

По этому ответу в адрес Б.Крыжкова поступило письмо от члена Координационного совета «Демократической России» Цибульского Геннадия Васильевича с просьбой проинформировать о принятых мерах в связи с этим заявлением. Вот такой сверх напряжённой была обстановка в те дни!

Совещание депутатов обсудило предложенный проект решения «О политической ситуации в стране», а на сессии 21 августа оно было принято.

http://www.1dzer.ru/system/photos/imgs/000/001/123/to_show/3.jpg?1412869981

Указ № 59 Президента РСФСР Б.Н.Ельцина

http://www.1dzer.ru/system/photos/imgs/000/001/124/to_show/4.jpg?1412869981

Телеграмма М.Сеславинского в адрес сессии городского Совета

Заседание 21 августа прошло спокойно, поскольку к тому моменту уже было ясно, что путч провалился, и заговорщики полетели в Форос к М.Горбачёву.

В течение всего периода 19-21 августа 1991 года мы поддерживали круглосуточно телефонную связь с находящимся в Москве М.Сеславинским.

На телефоне в нашей с Б.Крыжковым приёмной практически без перерыва дежурила Л.Гуляева, принимая телефонные звонки из Москвы.

Через М.Сеславинскового мы нарочным регулярно получали все официальные документы российского руководства, которые через газету «Дзержинец» и городское радио доводили до сведения жителей города.

Редакции газеты «Дзержинец» (редактор В.Богачёв) и городского радио (редактор Н.Лариошкина) оказывали активную поддержку конституционно избранным органам власти СССР, РСФСР и г.Дзержинска!

В целом, дзержинцы приняли сторону законных союзной и российской властей, но были и такие, кто с лютой ненавистью относился к демократическим переменам в государстве, и эта ненависть выплёскивалась в анонимных письмах, которые мы получали.

Сохранив полностью стиль и орфографию приведу текст одного из таких писем, пришедшего в городской Совет на моё имя:

«Сопин! Слышали ваши призывы не подчиняться новым властям - и нет сил от возмущения. Нет бы сохранить нейтральность пока не прояснилась обстановка и решать дела касающиеся жизни города, вы гады начинаете мутить, тревожить и будоражить народ! Или рыла в пуху - привыкли кооператорам давать за взятки кредиты противозаконные и хапать в таких шаражках за совместительство? Страшно сделалось обещаний этой власти навести порядок? Народ-то хочет и жаждет порядка, а вам в мутной воде удить очень удобно. Народ второй месяц мучается колбасы не укараулит на талон, а в городе нет ни яблок, ни винограда, ни помидор – по сезону, кроме гнилья. А вы мало того, что по заметке в «Нижегородских новостях» самоуправствуете, издеваясь над людьми в жилых кооперативах, так ради дочери ваша жена ублажает учителей для проверки экзаменационных работ специальной копченой колбасой??? Это когда – вы «демократ», возглавитель комитета по помощи малоимущим, который вкупе с другими клянетесь, что ваши жены и матери ходят в обычные магазины? Т.е. стыда у вас нет совершенно, если вместе с еврейской кодлой Ельцина призываете наш бедный, измученный беспорядками народ к неповиновению и забастовкам. Вы из-за власти дерётесь, а кровь нашу хотите проливать?? Нет, фик вам, ищите дураков в других местах».

В конверт с этим письмо была вложена небольшая сопроводительная записка: «Секретари!! Это письмо передайте лично, т.к. о том, что это письмо послано Сопину – указано в дубликатах, отправленных в городское радио и «Нижегородские новости».

Судя по тексту письма и этой записке, авторы не только демократию люто ненавидели, но, в силу каких-то причин, и лично меня.

Для анализа событий, произошедших в г.Дзержинске в период 19-21 августа 1991 года, оценки действий должностных лиц и общественно-политических организаций в условиях попытки государственного переворота решением президиума городского Совета народных депутатов от 22 августа 1991 года была создана временная комиссия в следующем составе:

Сопин В.Ф. – заместитель председателя городского Совета, председатель комиссии;

Члены комиссии:

Богачёв В.А. – редактор газеты «Дзержинец», член президиума городского Совета;

Измайлов А.М. – член президиума городского Совета;

Семёнычев С.А. – председатель постоянной комиссии по транспорту, связи и дорожному строительству член президиума городского Совета;

Соловьёв С.В. – председатель контрольной комиссии, член президиума городского Совета;

Суторихин В.Н. – председатель мандатной и по вопросам депутатской этики комиссии, член президиума городского Совета;

Кузьмин В.П. – заведующий отделом организационно-советской работы;

Сеславинский М.В. – народный депутат РСФСР (по согласованию).

Такие комиссии по решению федеральных властей формировались повсеместно. Создавалось впечатление, что начинается «охота на ведьм».

Члены комиссии были разбиты на несколько групп, и за каждой группой были закреплены предприятия и организации, в которых необходимо было провести проверку.

В адрес руководителей предприятий за моей подписью, как председателя временной комиссии, были направлены письма:

http://www.1dzer.ru/system/photos/imgs/000/001/125/to_show/5.jpg?1412869981

В ходе проверки члены комиссии должны были получить ответы от руководителей предприятий и организаций на следующие вопросы:

1.Получали ли из министерства (главка) указания оказывать поддержку ГКЧП? Если да, то как реагировали?

2.Отдавали ли Вы распоряжения, запрещающие распространение на Вашем предприятии официальных документов российского руководства и городского Совета?

3.Препятствовали ли Вы тем или иным попыткам организовать на Вашем предприятии поддержку в той или иной форме российского руководства, Президента РСФСР?

4.Проводились ли встречи с депутатами городского Совета? Если да, то какова цель, принятые решения?

От работников ряда предприятий мы знали, кто из руководителей в той или иной форме выражал поддержку ГКЧП, но проведённая на первом этапе проверка телефонограмм, телеграмм, телетайпограмм, приказов, распоряжений, протоколов различных совещаний, публикаций в заводских многотиражках не выявила тех или иных признаков официальной поддержки ГКЧП.

И хорошо, что вскоре, опять же по указанию федеральных властей, эта проверка была прекращена, иначе последствия её могли бы быть достаточно неприятными для некоторых руководителей.

Так, например, Указом Президента РСФСР Б.Ельцина от 21 августа 1991 года № 70 за поддержку антиконституционной деятельности ГКЧП были отстранены от исполнения обязанностей председателей исполнительных комитетов Н.И.Горовой (Краснодарский край), В.В.Бородаев (Ростовская область), В.А.Тархов (Самарская область), В.Ф.Топорков (Липецкая область).

Этим же Указом было дано поручение Прокуратуре РСФСР, МВД РСФСР и КГБ РСФСР провести расследование деятельности указанных лиц.

Уже много лет спустя я привёз на «Завод им.Я.М.Свердлова» к генеральному директору Н.Вавилову на рабочую встречу группу людей.

И вдруг, по окончании встречи, Николай Иванович достаёт из ящика своего рабочего стола наручники (!) и, показывая на меня, говорит: «Вот он в августе 1991 года хотел посадить меня!». Никто его сажать не собирался, и я воспринял происходящее как грустную шутку, но она очень точно передаёт напряжение того периода нашей истории и состояние людей, переживших попытку государственного переворота!

Наряду с работой комиссии, созданной решением президиума городского Совета, в один из первых дней после провала путча я участвовал в опечатывании кабинетов в здании ГК КПСС и Общественно-политического центра (ул.Урицкого,10). Морально тяжёлая процедура…

От ГК КПСС в этой процедуре участвовал А.Балахнин, секретарь ГК КПСС, депутат городского Совета народных депутатов. Никому бы я не пожелал в то время оказаться на его месте: Александр Евгеньевич нервно курил как никогда много, и это лучше всего передавало его внутреннее состояние.

Думаю, что все участники опечатывания кабинетов облегчённо вздохнули, когда эта работа завершилась.

Продолжение следует...

Добавить комментарий

Добавление комментария

captcha
Введите символы с картинки

Добавление ответа

Жалоба на комментарий